Poems

/Poems
­

HIS HAPPINESS

The actual event was no longer of any interest. A destiny, exquisitely thought through, had folded into a life. So much for the fluctuating approximations of intelligent power, purposeful sky. He tested his strength in the essential instances when the life and the image flap their joined wings. Earth, to him, was a belligerent sphere [...]

Видишь, как чёрная стая молча упавших птиц смотрит, воздух глотая, на мир, перевёрнутый вниз, и разум их, ставший крыльями, и их изумлённые сны о небе, коварно спиленном до самой голубизны – чёрною стаей, без крика, в безмолвные лезвия трав: железной земли стоокой и зрячего неба сплав.   Нина Косман (Коссман)

Два человека

Два человека знало Тайну мира сего. Из двух одного не стало. Качнулось ли мира дно?   Один бедный остался с тайной. На рынок пошел-- не берут. Торговец лукаво-печальный, Про него говорили--плут.   Дети его не любили. Взрослые шикали "Прочь!" Казалось им, он бессилен А он просто хотел помочь. (Нина Косман)

Рай

Словно в лет дугу Я вошла опять. Мир опять "могу" Прошептал: я сласть Нашечу в щепотке; Обопьюсь. И--нем, Мир заржет в щекотке От моей можбы, От своей сноровки.   Как упрямо центр Не ползет к краям, Так я, прямо-ветр, Приветрюсь к раям. И в раю зароюсь Я в мушистый год, И замшелой сластью Муху скроет [...]

Рыцарь

Рыцарь видит отраженье, рыцарь что-то говорит. Но драконово отродье сердце вырвать норовит из груди, кольчугой крытой, но ранимой, как душа, из последнего загона тенью освобождена. И не слышит рыцарь мнимый, что там дама говорит, и не слышит лошадинный стук серебряных копыт. Конь двоится пред глазами; с тенью рыцарь говорит. "Скоро тенью сам он станет!" леший [...]

Чужие грехи

Ветер в окно мне заносит чужие грехи, незамоленные, не переложенные на стихи, в которых кто-то кого-то надсадно зовет. Непонятен мне сих нежданных гостей залет. Если б я знала, если б могла от влетевших уйти, от взметнувшихся вспять, несущих страсть впереди как флаг, самих же себя обгоняющих в такт. Запереть бы окно и вышвырнуть их в [...]

МИГ

  Миг парит, святой и недотрога, Над бессвязной кутерьмою чувств. Миг выводит бледного немого, Блик немой выводит с бледных уст.   Как сказать, чтоб вся земля затихла, Улыбнувшись, согласилась спать? Так сказать, чтоб в мире стало тихо, Хоть на миг чтоб чувство потерять.   Миг--не тот, что думают--мгновенный. Миг, бывает, тянется века. И вкруг той, [...]

Чайки

Видишь, как чайки сонно, медленно, сонно кружат, крыльями медленно машут над красной глиной у озера, глиной, из которой греки лепили узкие вазы с узором из быта богов (владеющие тайной смерти ей оказались подвластны)-- боги из красной глины у озера сонных птиц. (Нина Косман)

Песни

Падая в небо, песни становятся отсветом звезд, в хмельные пустоты жизни опускают сияющий хвост, звуками полнящийся, остывающий на земле медью удач, становящихся песней чаще, чем незнающим дано знать. Так в сказку древнюю--светом дано певчим солнцам упасть, чтоб из их золотого бреда новых солнц добывали масть. (Нина Косман)

Кто лучше?

Осыпался вечер хандрою плакучей. В вечном пари с мирозданьем "Кто лучше?" Гонится память за мною. А я-- В ламповом круге чудьбы бытия. В мотовском крике мартовской  кошки Ночи тасую: блажу понемножку. В майском предплечии лета судьбы Прячусь под мышку своей дремоты. Год неспроста так тасует сезоны: Не надышаться лазейкой в озоне. Все дорожают на счастье [...]